Главная » Статьи » Полезная информация » Полезная информация

Григорий Сковорода - Нарцисс. Разговор о том: познай себя
РАЗГОВОР О ТОМ; ЗНАЙ СЕБЯ
Лица: Лука, его Друг и Сосед.
Лука. Вчера обедали мы оба у моего брата, я и сосед мой, нарочно для воскресного дня, чтоб поговорить о чем-либо из Божьего слова. Стол был в саду. Случай к разговору подали слова, написанные в беседке, следующие: "Тот снесет твою главу, чью ты блюсти будешь пяту". Случились при беседе два ученых: Навал и Сомнас. Они много те слова толковали по просьбе брата моего. Я непоколебимо верю, что священное писание есть райская пища и врачевание моих мыслей. Для того охаивал сам себя, что не мог никакого вкуса чувствовать в тех сладчайших словах.
Друг. Как же называешь ты сладчайшими словами, не чувствуя в них никакого вкуса?
Лука. Так, как тот, кто издали смотрит на райские цветы, не слышит их запаха, а только верит, что дивным каким-то дышат благовонием.
Друг. Слушай, брат. Хотя бы они под самый наш нос дышали, нельзя нам вкуса чувствовать.
Лука. Почему? Разве у нас головы и ноздрей нет?
Друг. Головы и ноздрей? Знай, что мы целого человека лишены и должны сказать: "Господи, человека не имеем..."
Лука. Разве мы не имеем и не видим у нас людей?
Друг. Что же пользы: иметь и не разуметь? Вкушать и вкуса не слышать?.. А если хочешь знать, то знай, что так видим мы людей, как если бы кто показывал тебе одну человеческую ногу или пяту, закрыв прочее тело и голову; без этого же никак узнать человека невозможно. Ты и сам себя видишь, но не разумеешь и не понимаешь сам себя. А не разуметь самого себя, слово в слово, одно и то же есть, как и потерять самого себя. Если в твоем доме сокровище зарыто, а ты про него не знаешь, слово в слово, как бы его не бывало. Итак, познать самого себя, и сыскав себя самого, и найти человека - все это одно значит. Но ты себя не знаешь и человека не имеешь, в котором находятся очи и ноздри, слух и прочие чувства; как же можешь твоего друга разуметь и знать, если с; себя не разумеешь и не имеешь? Слушай, что говорит истинный человек тому, кто хочет его снискать и познать: "Если не познаешь сам себя, о добрая в женах, иди в пятах паств и паси козлища твои у шалашей пастушеских".
Лука. Как же? Ведь вижу руки, ноги и все мое тело.
Друг. Ничего не видишь и вовсе не знаешь
о себе.
Лука. Жесток твой сей замысел и очень шиповат. Не можно мне его никак проглотить.
Друг. Я ведь говорил тебе, что не можешь вкуса слышать.
Лука. Так что же вижу в себе? Скажи, пожалуйста.
Друг. Видишь в себе то, что ничто, и нечего не видишь.
Лука. Замучил ты меня. Как же не вижу в себе ничего?
Друг. Видишь в себе одну землю. Но тем самым ничего не видишь, потому что земля и ничто - одно и то же. Иное видеть тень дуба, а иное - само дерево точное. Видишь тень свою, просто сказать, пустошь свою и ничто. А самого тебя отроду ты не видывал.
Лука. Боже мой! Откуда такие странные мысли?.. Ты наговоришь, что у тебя ни ушей, ни очей нет.
Друг. И да, я уже давно сказал, что тебя всего нет.
Лука. Как же? Разве очи мои не очи и уши не уши?
Друг. Спрошу ж и я тебя. Скажи: пята твоя и тело твое - все ли то одно?
Лука. Пята моя есть последняя часть в теле, голова - начало.
Друг. Так я ж тебе твоим же ответом отвечаю, что это твое око есть пята или хвост в твоем оке.
Лука. А самое ж точное око, главное и начальное око где?
Друг. Я ведь говорил, что хвост только свой видишь, а головы не знаешь. Так можно ли, узнать человека из одной его пяты? А как ока твоего не видишь, кроме последней его части, так ни уха, ни твоего языка, ни рук, ни ног твоих никогда ты не видал, ни всех прочих твоих частей, целого тела твоего, кроме последней его части, называемой пята, хвост или тень... Так можешь ли сказать, что ты себя познал? Ты сам себя потерял. Нет у тебя ни ушей, ни ноздрей, ни очей, ни всего тебя, кроме одной твоей тени.
Лука. Для чего ж ты меня тенью называешь?
Друг. Для того, что ты существа своего потерял суть, а во всем теле твоем наблюдаешь пяту или хвост, минуя твою точность, и потерял
главность.
Лука. Да почему же члены мои хвостом зовешь?
Друг. Потому что хвост есть последняя часть, она последует голове, а сама собой ничего не начинает.
Лука. Мучишь ты меня, друг любезный. Может быть, оно и так, как говоришь. Но ты, уничтожив мои мнения, своих мыслей не даешь.
Друг. Послушай, душа моя! Я и сам признаюсь, что точно не знаю. А если тебе понравятся мысли мои, так поговорим откровенно. Ты ведь, без сомнения, знаешь, что называемое нами око, ухо, язык, руки, ноги и все наше внешнее тело само собой ничего не действует и ни в чем. Но все оно порабощено мыслями нашими. Мысль, владычица его, находится в непрерывном волновании день и ночь. Она то рассуждает, советует, определение делает, понуждает. А крайняя наша плоть, как обузданный скот или хвост, поневоле ей последует. Так вот видишь, что мысль есть главная наша точка и средняя ("Ум каждого
есть каждый" (Цицерон). Отсюда у тевтонов человек называется менш, то есть мысль, ум; у эллинов же нарицается муж - фос, свет, ум). Итак, не внешняя наша плоть, но наша мысль - то главный наш человек. В ней-то мы состоим. А она есть нами.
Лука. Вот! Я этому верю. Я приметил, что когда я (отсюда стану себя мыслью называть) на сторону устремился, тогда без меня мое око ничего самого в близости видеть не может. Что ж оно за такое око, если видеть не может? Ты его хорошо назвал не оком, а тенью точного ока или хвостом ("Слепы суть очи, когда ум иное делает, то есть если в другом витает" (древняя притча)). Благодарю, что ты мне меня нашел. Слава Богу! Я теперь очи, уши, руки, ноги и все имею. Потерял я старое, а нашел новое. Прощай, моя тень! Здравствуй, вожделенная истина! Ты будь мне обетованная земля! Полно мне быть работником. Да я ж об этом никогда и не думал. Куда! Я люблю это мнение. Пожалуйста, подтверди мне его. Хочу, чтобы оно было непоколебимо.
Друг. Пожалуйста, не спеши! Кто скоро прилепляется к новому мнению, тот скоро и отпадает. Не будь ветрен. Испытай опасно всякое слово. В то время давай место ему в сердце твоем. Я и сам это мнение несказанно люблю. И желаю, чтоб оно твоим навеки было, чтобы в нас сердце и мысль была одна. И слаще этого быть ничто не может. Но, пожалуй, же, разжуй первое хорошенько. Потом в радости и в простоте сердца принимай. Будь прост. Но будь притом и бережлив. Если мое мнение тебе нравно, то знай, что оно не мой вымысел есть. Взгляни на Иеремию в гл. 17-й, в стихе 9-м.
Лука. Боже мой! Самого точного вижу Иеремию, если мысль его вижу. Но, пожалуй, точные
его слова...
Друг. Вот тебе: "Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено; кто узнает его?" Если теперь глаза и уши имеешь, примечай!
А чувствуешь ли?
Лука. Чувствую, друг мой. Пророк называет человеком сердце.
Друг. А что, кроме этого, примечаешь?
Лука. То, что утаенная мыслей наших бездна и лукавое сердце - все одно. Но удивительно! Как то возможно, что человеком есть не внешняя, или крайняя его плоть, как народ рассуждает лукавое сердце и, мысль его: она-то самым точным есть человеком и главою, А внешняя его наружность есть не что иное, как тень, пята и хвост.
Друг. Вот видишь? Уже начинает отпадать. Легко ты сначала поверил. Для того стала скоро оскудевать вера твоя. То вдруг зажигается, то вдруг и угасает, но твердое дело с косностью укрепляется, потому что совет не бывает без медленности. Ах, земля прилипчива есть. Не вдруг можно вырвать ногу из клейких, плотских мнений. Они-то, в нас вкоренившись, называются поверьем. Плотской нашей жизни плотская мысль началом и источником есть, по земле ползет, плоти желает, грязную нашу пяту наблюдает и бережет око сердца нашего, совет наш... Но кто нам снесет голову змеиную? Кто выколет воронье око, вперившееся в ночь? Кто нам уничтожит плоть? Где Финеес, пронзающий блудницу? Где ты, меч Иеремии, опустошающий землю?.. Но сыскал Бог мудрого против мудрого, змея на змея, семя против семени, землю вместо земли, рай вместо ада. Вместо мертвого живое, вместо лжи правду свою... Се! Спаситель твой грядет, имея с собой воздаяние.
Лука. Говори, пожалуй, пояснее. Ничего не понимаю.
Друг. Но кто вкус может слышать, не имея веры? Веры, свет во тьме видящей, страх Божий, плоть пробуждающей, крепка, как смерть, любовь Божья - вот единственная дверь к райскому вкусу. Можешь ли верить, что чистейший дух весь пепел плоти твоей содержит?
Лука. Верю. Но сам чувствую слабость веры моей... Помоги, если можешь, выбраться из грязи неверия. Признаюсь, что это слово вера в грязных моих устах мечтается за один только обычай, а вкуса в ней ничего не слышу.
Друг. По крайней мере, знаешь, куда смотрит вера?
Лука. Знаю, что должно веровать в Бога. АО прочем ничего тебе не скажу.
Друг. О бедный и бесплодный человек! Знай же, что вера смотрит на то, чего пустое твое око видеть не может.
Лука. Что за пустое такое око?
Друг. Уже говорено, что вся плоть - пустошь.
Лука. И да! Я в целой поднебесной ничего другого не вижу, кроме видимости, или, по-твоему, сказать, плотности, или плоти.
Друг. Так посему ты неверный язычник или идолопоклонник.
Лука. Как же идолопоклонник, если верую
в единого Бога?
Друг. Как же веруешь, если, кроме видимости, ничего не видишь? Ведь вера пустую, видимость презирает, а опирается на том, что в пустоши головою, силою есть и основанием и никогда не
погибает.
Лука. Так поэтому другое око надобно, чтоб
еще увидеть и невидимость?
Друг. Скажи лучше так, что надобно для тебя истинное око, чтобы ты мог истину в пустоши рассмотреть. Л старое твое око никуда не годится. Пустое твое око смотрит во всем на пустошь. Но если бы ты имел истинного в себе человека, смог бы ты его оком во всем рассмотреть истину.
Лука. Как же сего человека нажить?
Друг. Если его узнаешь, то и достанешь его.
Лука. А где же он? Но прежде отвечай: для чего ты говорил о вере, а теперь об оке?
Друг. Истинное око и вера - все одно.
Лука. Как так?
Друг. Так, что истинный человек имеет истинное око, которое поскольку, минуя видимость, усматривает под нею новость и на ней почивает, для того называется верой. А верить и положиться на что, как на твердое основание,
все то одно.
Лука. Если находишь во мне два ока, то и два
человека.
Друг. Конечно, так.
Лука. Так, довольно и одного. На что два?
Друг. Глянь на это дерево. Если этого дуба не будет, может ли стоять тень?
Лука. Я ведь не тень. Я твердый корпус имею:
Друг. Ты-то тень, тьма и тело. Ты сон истинного твоего человека. Ты риза, а не тело. Ты привидение, а он в тебе истина. Ты-то ничто, а он в тебе существо. Ты грязь, а он твоя красота, образ и план, не твой образ и не твоя красота, поскольку не от тебя, да только в тебе и содержит, о прах и ничто! А ты его до тех мест познаешь, пока не признаешься с Авраамом в том, что ты есть земля и пепел. О семя змеиное и тень безбытная! Придет богообещанный тот день, в котором благословленной чистой души слово лукавый совет твой уничтожит сей: "Тот снесет твою главу"...

Источник: http://bookz.ru/authors/grigorii-skovoroda/skovorodgr09.html
Категория: Полезная информация | Добавил: Euphori@ (17.01.2009) | Автор: Валентина E
Просмотров: 2906 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]